Analitica

Слишинский Владимир – человек с неординарной биографией?

Слишинский Владимир – человек с неординарной биографией?
14040 ПЕРЕГЛЯДІВ

Те, кто считают, что счастливым нужно родиться – фаталисты, а те, кто говорит? что удача выбирает достойных – неисправимые романтики.

Как бы там ни было, очень жаль, что название «Моя борьба» сто лет назад «застолбил» А.А. Гитлер. Эти слова идеально озаглавили бы  жизнеописание нашего сегодняшнего персонажа. Одного из тех, о которых говорят «лучше не знать, что такие люди на свете есть».

Зачем  пишут? Я не знаю. Возможно, для того, чтобы украинцам новых поколений было легче понять, почему их европейская Родина так долго буксовала в кровавой какашке на заре своего существования.

Или для того, чтобы ныне живущие люди узнали еще об одном человеке, долго и умело воровавшем их благополучие.

Можно помечтать о том, что Народный Трибунал будущего посмертно приговорит его 

Владимир Слишинский родился в далеком 1965 году на хуторе Камянец – Подольского района, а сам переезд родителей в блистательную Винницу травмировал его неокрепшую психику.

Правда, в ПТУ его все же приняли, хоть и со скрипом. Со скрипом, потому что Вова отличался от сверстников угрюмой хуторской дегенеративностью. В частности, едва читал по слогам и совершенно не умел выстраивать буквы в слова.

Злые языки утверждают, что это хобби осталось с ним на всю жизнь. Почему-то я им верю. Но люди всегда переоценивали значение грамотности и эрудиции в судьбе человека. Это подтверждают и авторитетные индийские йоги, и известный анекдот «дура-дура, а свой полтинник в день имею…»

Рабочие люди мудро решили, что умение излагать свои мысли это не главное и торжественно вручили Вове символ ремесла – тяжелый, уставший от жизни напильник…

Но по окончании обучения все же не решились отправить воспитанника на производство, определив его, от греха подальше, слесарем при небольшом конструкторском бюро.

Советский фильм «Москва слезам не верит» навсегда возвеличил эту должность, сделав ее символом мастерства, эрудиции и самодостаточности.

«Гоши» реальной жизни совсем не походили на известного киногероя. Спросите у любого, кто работал в КБ или НИИ. Приданные изобретателям «мастера» были ленивыми, похмельно-сонными персонажами, которые устало имитировали занятость и всем своим видом излучали ненависть к творчеству и физическому труду.

Родись Владимир Слишинский на 20 лет раньше, он бы угрюмо дослесарил до среднесоветской пенсии и начал играл бы в домино с дворовыми соседями разной степени пьющести.

Но карма не знает сослагательного наклонения, и на календаре эпохи высветилось «1989».

Мир менялся. Украина в предчувствии перемен напряглась, как струна.

И слесарь Вова (да нет уже не Вова, а молодой  Владимир) уверенно выбрал партию «Рух». Во-первых, слово было коротким и легко читалось. Во-вторых, на уровне нутра в нем чувствовались новизна, лихость и огромные возможности.

Начало было положено. Молодой партиец Слишинский стал боевой единицей отряда патриотов.

Довольно быстро члены «Руха» поняли, что борьба за ресурс, даже самый местный, дело  коллективное. Чтобы не сказать «групповое». Руководитель городского отделения партии Валерий Палий был очень недоволен тем, что двигаться к цели приходилось в тесной спайке с коммунистом Кравчуком и еще более ярым коммунистом Николаем Дидыком, действующим городским головой.

Слишинский Владимир по этому поводу не переживал. Во-первых, он не знал, что означает слово «компромисс». Во-вторых, ему было все равно.

А, когда, соблюдая договоренности, Дидык выдвинул в преемники «руховца» Дмитрия Дворкиса, который номинально был человеком Суркиса/Медведчука, расслабился окончательно. Слово «номинально» звучало, как «нормально», а если все нормально, то в детали можно не вникать.

Правда, на этом этапе жизнь подготовила Слишинскому очередное испытание. Старшие товарищи «рекомендовали» Дворкису взять его в помощники по юридической части. А какой же юрист без «корочки»?!

Диплом ПТУ не годился. Учебное заведение выбирали всем партактивом…

Когда, усталый и похудевший, Владимир Слишинский сел в кресло помощника Винницкого мэра, в его кармане лежал диплом юриста… Выданный Винницким техникумом мясной и молочной промышленности.

Служба шла хорошо. Спокойно. Правда, сводила с ума писанина. Складывать буквы в слова молодой юрист с трудом, но научился, но выстраивать из них фразы и предложения было пыткой. Бессмысленной и беспощадной…

После нервного совещания партийных лидеров было решено назначить Слишинского Владимира Ивановича начальником городского информационно-аналитического управления.

Новое место службы словно было создано для него. По управлению толпами ходили люди, умеющие читать и писать…

Какое-то время все было хорошо. Даже не хорошо, а очень хорошо! Управление работало как часы. Писать не приходилось, информаторов и аналитиков вокруг было, как собак нерезаных…

В общем, счастье было слишком безмятежным, чтобы длиться долго.

В воды украинской политики, сметая все на своем пути, вошел ледокол «Громада». Стоящий за его штурвалом Павло Лазаренко не знал жалости ни к женщинам ни к детям, ни к Винницкому региону. Его матросы в неплохих костюмах так быстро заняли все ключевые места, что дипломированный юрист и профессиональный аналитик Слишинский даже испугаться не успел.

Зато успел заметить, что рулить в регионе начали партийцы "Громады", к которым он на всех парах примчался в поисках нового темлого места ... и Вову взяли ...

Это был один из самых светлых периодов в жизни нашего персонажа. Став членом партии с простым и понятным названием «Громада», он работал на прежнем месте, но уже не просто начальником, а «смотрящим по горсовету». Партия Лазеренко регулярно выдавала ему за верность конверты с зелеными американскими рублями.

И от этого сердце наполнялось радостным покоем.  

Даже когда ледокол «Громада» оказался «Титаником», Владимир Слишинский не паниковал. Он уже знал, что такие, как он, не тонут.

И не ошибся, он сразу подался в партию под названием СДПУ(о). Слово, конечно, было люто трудным. Зато коротким. А главное дела у Медведчука и Суркиса шли в это время блестяще. На следующее утро Владимир Слишинский проснулса  руководителем областного отделения этой самой партии с коротким нечитаемым названием. Теперь Владимир Слишинский был главным

Правда, место в городской Раде ушло, но теперь это не имело особенного значения. Да и было чем заняться. Коллеги посоветовали выпускнику Винницкого мясо-молочного техникума зарегистрировать юридическую контору. Тот не очень понимал, зачем, но знал, что друзья плохого не посоветуют.

А потом оказалось, что быть юристом вполне себе неплохо. Слишинский даже чуть было не втянулся в это дело. Несколько проведенных процессов были грязными, денежными, политизированными и очень надежно «крышевались». Несостоявшийся слесарь Слишинский Владимир Иванович понял, что при любом раскладе он не останется без бутерброда с кониной…

Близились очередные выборы, пора было «торговать телом».

И уже через несколько месяцев ставки были сделаны. Гордый проделанной работой близкий друг познакомил Слишинского с человеком, севшим в кресло секретаря Винницкого горсовета. С самим мистером Гройсманом.

Он тогда не мог подумать, насколько судьбоносной окажется эта встреча. И для его друга Слишинского, и для него самого, и для миллионов вкладчиков (людей, вложивших много труда и сердца в развитие Украины).

Дело в том, что Вова Слишинский, выросший в целого Владимира Ивановича, неожиданно понравился мистеру Гройсману. Простотой, естественной, как дыхание, любовью к деньгам, полным отсутствием воображения и животным цинизмом.

Понимая, что такой человек всегда нужен, мистер Гройсман оставил тезку при себе. Тот не раз пригодился ему и в городе-празднике Винница, очень скоро став заместителем мэра, и в столице, куда мистер Гройсман переехал, навсегда став «мистером Гройсманом из Киева».

Правда, он зачем-то очень уж жестко, в лучших традициях итальянских детективов, решил проверить Слишинского на преданность делу. Зачем? Кто знает… Такие люди, как мистер Гройсман, имеют право на причуды.

Владимиру Слишинскому было приказано уничтожить своего старого друга и однопартийца.

Как бы пристально босс ни вглядывался в лицо хуторянина, ничего похожего на колебания он не заметил.

Бывшего однопартийца он уничтожили быстро. Сразу несколько уголовных дел, реальных и абсолютно фантомных, закрытие и отбор строительства, разгон партнеров и сотрудиков, обыски…

От тюрьмы бывший «руховец» из последних денег отсудился, но Слишевский на всякий случай сделал несколько контрольных выстрелов – наезды, ночные звонки, даже ночной роматический  вывоз в глубины бориспольского леса…

Мистер Гройсман из Киева остался доволен. И не обманул. Правда, дать Слишинскому серьезную должность он не мог никак, каждая, как назло, подразумевала умение читать и писать.

После проверки, Вову-Владимира назначили «первым заместителем аппарата Верховной Рады Украины».

Даже не пытаясь понять, что это значит, Слишинский нутром чуял, что работа ему подойдет.

И не ошибся. На его долю выпали самые черные, на грани криминала, схемы и «отжимы», фальсификат, подлоги, шантажи и «наезды», все то, от чего держались подальше коллеги, лишенные хуторской закваски и ПТУ-шной закалки.

Недавняя смена власти лишила Владимира Ивановича трудно произносимой, но увлекательной работы.

Но он не выглядит расстроенным. Может быть, потому, что при взгляде на его финансовую декларацию в глазах рябит от семизначных чисел. Миллионы, миллионы, еще миллионы…

Зная, что иногда государственные чиновники из скромности указывают в официальных декларациях лишь часть своих реальных доходов, можно смело предположить, что Владимир Иванович Слишинский человек обеспеченный…

Связаться с нами: politica.chat@gmail.com

Мої відео