В чем сила Украины, брат? В экономическом прагматизме

Новости

Некоторые соцслужбы утверждают о росте потребительских настроений украинцев. Впрочем, нынешняя когорта социологов похоже окончательно стала всего лишь одним из колес в пропагандистской машине

Экономический рост любой страны всегда определяется тремя факторами: ростом собственного экспорта, потребительского спроса на внутреннем рынке и зарубежными инвестициями. Соответственно любая здравомыслящая власть, строя свою экономическую политику, исходит из стимулирования роста этих трех составляющих. С 2014-го года Украина действует вопреки всем трем факторам. Добровольно отказавшись от рынков РФ, введя в одностороннем порядке многочисленные санкции в отношении российских компаний, Киев потерял более половины экспортной валютной выручки, в надежде компенсировать эти потери за счет рынков ЕС. Последние три года показали, что эти надежды не оправдались.

В качестве мотива отказа от российских рынков рефреном звучала одна мысль: опрокинем экономику страны-агрессора. Такой мотив был бы уместен, если бы Украина являлась для РФ страной-донором в плане инвестиций и технологий. Но в ситуации, когда мы имели у северной соседки гарантированные рынки сбыта своей продукции, за которую нам платили валютой, такой подход являлся исключительно пропагандистским штампом, без всяческого реального наполнения смыслом. Потому как ущерб от этих шагов для России экономически неощутим, а для Киева критически опасен. Более того, для ведения войны на востоке стране нужны деньги. И деньги огромные. Сохранение всего объема экспорта в РФ фактически бы финансировало нашу безопасность.

Причем на уровне не миллиардов долларов в год, как это ныне обстоит из скудеющего на глазах госбюджета. Так весь силовой блок, включая армию, МВД, СБУ и пр. получит в 2018-м 6,3 млрд. долларов. А десятков миллиардов долларов, которые мы получали от торговли с Россией. Но запущенная властью пропагандистская машина русофобии исключала возможность проведения такой политики. Потому имеем нищую армию и нищающую на глазах страну. И перспективу поражения военного и экономического характера. Фактически Петр Порошенко ныне проводит политику Льва Троцкого, который во времена заключения с немцами в 1918- м году провозгласил лозунг: ни войны, ни мира.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Цена биткоина приблизилась к 15 тысячам долларов

Смешно даже сравнивать те возможности по перевооружению украинской армии, которое давало сохранение экономических отношений с Москвой с тем мизером, который готов предоставить Вашингтон Киеву в качестве военной помощи. В этом контексте Москва тоже была бы заинтересована в том, чтобы не чинить украинским экспортерам никаких препятствий, сродни тех, что были в 2012-13-х годах, во время торговых войн и запретов, чтобы обеспечить себе реноме миролюбивого торгового партнера в контексте санкционной политики Запада и прежде всего США.

Другими словами, как не парадоксально это прозвучит, но Киев мог из нынешних событий извлечь невероятную экономическую выгоду, усилив себя и экономически и в военном аспекте. Но для этого нужно было пойти против воли Вашингтона, который на самом деле, ситуацию в Украине использует исключительно в собственных экономических интересах. Для вытеснения РФ и Газпрома с европейского и китайского рынков газа. Но об этом – в отдельной статье. Единственно, что можно добавить, что подобное поведение Киева в отношениях с Россией точно бы добавило нашей стране субъектности на мировой арене, о которой так надрывно мечтают наши национал-патриоты.

Развитие внутреннего рынка всегда происходит за счет стимулирования потребительского спроса. Для этого рост доходов населения должен позволять тратиться не только на прожиточный минимум, но и на товары не первой необходимости. В том числе за счет потребительского кредитования. Последнее отпало с обвалом гривни и насильственным банкротством половины украинских банков. А рост доходов съел один сегмент потребительского рынка – ЖКХ. Коммунальные услуги фактически попали в статью расходов «предметов роскоши». Если сравнить финансовые возможности средней украинский семьи до 2014 года, то потратить 1000-1500 долларов в год на покупку предметов не первой необходимости теперь могут избранные единицы. Остальные этот скромный инвестиционный ресурс теперь вынуждены отдавать за комуслуги. К последним с этого года добавилась и еда.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Элитные авто, американские комбайны и десятки фур: ТОП-7 автопарков депутатов Николаевского облсовета

После отмены государственного регулирования цен, которое хоть как-то сдерживало жажду наживы владельцев торговых сетей, цены буквально за полгода на многие товарные позиции выросли в полтора-два раза. По официальной, кабинетной статистике – в среднем на 13%, но она легко опровергается походом в любой супермаркет. Даже НБУ забило тревогу и требует вернуть госконтроль за ценами. Ведь в условиях отказа от него нынешний скачок цен может стать лишь прелюдией к будущему космическому росту. Фактически иллюстрируя реальное обесценивание нацвалюты, покупательную стоимость которой обычно соотносят с курсом доллара. Но в украинском случае это не так. Автор уже описывал, что по курсу 27 гривен за один доллар в стране обеспечено чистыми резервами НБУ всего 135 млрд гривен. Из реально обращающегося более триллиона.

Фактический курс нацвалюты превосходит 200 гривен за доллар. Но если в случае с валютным рынком рост курса задавлен административно НБУ, то в случае с денежно-товарным, искусственное занижение может поддерживаться исключительно системой госконтроля за ценами. В противном случае рост цен будет отражать реальную стоимость гривны. По меньшей мере, к ней стремиться. Так что в случае сохранения дальнейшей дерегуляции внутреннего товарного рынка мы имеем перспективу роста цен в десять и более раз. Такая ситуация еще более усугубит положение ЖКХ-отрасли. Потому как выбор между долгами коммунальщикам и походом за едой в магазин или на базар, потребитель будет выбирать еду. Фактически, спустя короткое время, власть будет вынуждена посадить содержание ЖКХ исключительно на дотации через субсидии госбюджета.

Или начать массовое отселение должников из квартир на улицу. Что, естественно, чревато бунтом и вероятно с массовым применением оружия, которого у населения на руках с избытком. В такой ситуации говорить о росте платежеспособности населения, как стимуле внутреннего потребления из области ненаучной фантастики. Хотя некоторые отечественные соцслужбы в последние полгода утверждают о росте потребительских настроений украинцев. Впрочем, нынешняя когорта социологов похоже в нашей стране окончательно стала всего лишь одним из колес в пропагандистской машине режима, создавая в своих отчетах некое удобное для Банковой тотальное зазеркалье.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Як виграти вибори за допомогою соціальних мереж, навчали на міжнародній конференції з політичних технологій

Что касается инвестиций из-за рубежа, то если до 2014-го года страна в некоторые годы получала 10-15 млрд долларов поступлений, то теперь в лучшем случае в 10 раз меньше. Кто пойдет в страну, в которой уровень коррупции по оценкам западных экспертов исчисляется в 3-4 процента ВВП в год? В которой платежеспособность населения на нуле. А вывод прибыли через межбанк – проблема. Где громят офисы банков, процветает рейдерство, блокады, маски-шоу силовиков.

Одним словом Украина находится в шаге от экономической пропасти, упав в которую не подняться до уровня 2013 года и за десятки лет. Выйти из нее можно исключительно перестав лгать себе и своему народу о возможном процветании и росте через бесконечное кредитование и перекредитование у западных финансовых институтов. Вернувшись к политике здорового экономического роста.

Валерий Песецкий

Добавить комментарий