Украина и популизм. Как вырваться из замкнутого круга?

Новости

В начале 2016 года, после своего назначения на должность, премьер-министр Украины Владимир Гройсман назвал три фундаментальных врага Украины «это российские танки, то есть российская военная агрессия, это коррупция и это популизм».

Прошло два года, проблему коррупции руководитель правительства уже считает «преувеличенной», а война перешла в фазу затяжного конфликта. Остаётся один «враг» — популизм, против которого, если верить громким заявлениям, выступают практически все политические партии страны. Однако, если обратить внимание на другие заявления, данные социологии и подходы к развитию политических структур, создаётся впечатление, что выступления политиков схожи на выступления пчёл против мёда.

Разберёмся с определениями

Популизм – это предложение быстрых, лёгких и простых решений сложных проблем, а также нежелание брать ответственность на себя, говорить то, что может не понравиться собеседнику (избирателю). Популист склонен предлагать чуть ли не рай земной в результате своих действий (прихода к власти), выдаёт минимальный позитив (даже вызванных внешними факторами) за свой личный успех, но при этом, в случае сложностей, находящий десятки причин, сотни виновных в том, что его обещания не выполнены должным образом.

Партия, использующая популизм как основной инструмент перехвата власти, не заморачивается детальным составлением программы, созданием команды, способной к эффективным решениям. Это бессмысленно, ведь сегодня массам нравится одно, завтра другое, рудимент в виде «политической идеологии» лишь мешает плыть по течению. Лишним оказывается и понимание причинно-следственной связи – глупо искать в провалах результат собственных решений – всегда есть враги, объективные причины, просто «непруха».

Агитация популиста чрезвычайно похожа по своей структуре на работу поп-исполнителя: яркий образ, понятный и приятный массам посыл, игра на эмоциях.

Популизм и украинская политическая система

Теперь давайте посмотрим на наши политические партии:

  • Названия. Блоки имени живого политика самим не предполагают наличия политической платформы. Поскольку партия имени вождя, то вся платформа сводится к тому, что думает керманыч в данный момент. Поменялся ход мыслей – изменились идеологические основы партийной деятельности. «Новые» партии вроде партии «За жизнь» ещё лучше. Название создано по лекалам тоста, его задача быть легко запоминаемым, смысловая нагрузка … ну тут сложно. Будни аборигена на отдалённых островах, времяпрепровождение олигарха и даже существование дождевого червя — это всё жизнь. В этом ряду есть ещё свободные ниши для названий партийных проектов: «за вас», «за успех», «за женщин», «за всё хорошее» и так далее.
  • Политическая платформа. Ещё более прекрасная тема — я с трудом припоминаю хотя бы 2-3 документа с обоснованием плана действий политсилы на ближайшие 5-10 лет. В конце концов, сегодня модно говорить про «реформы». Но ре-форма, есть изменение формы, состояния. Реформаторов много, но кто из них может ответить на вопрос какую Украину они предлагают строить, с каким экономическим укладом, каково будет её место в регионе, мире. Максимум, что можно узнать — так это слова «богатая», «сильная» из политических лозунгов на бордах. Богатым называют и, например, Илона Маска и какого-нибудь арабского шейха. Оба имеют деньги, но источник заработка у них разный. Видение будущего страны, планирование на долгий период излишне, ведь существует круговорот популистов в природе, каждый электоральный цикл происходит ротация, когда оппозиция становится властью, власть оппозицией. На этом фоне старые обещания забываются, равно как и старые программные заявления. Например, в далёком 2008 году премьер-министр Тимошенко внесла в Раду законопроект «о рынке земли», где среди субъектов рынка значились даже «іноземні держави». Сегодня Юлия Владимировна и партия её имени крайне резко выступают против продажи украинских земель.
  • Ответственность. С этим совсем туго. Любой негатив у нас всегда списывается на внешние условия, происки врагов и даже погоду. Не обходят вниманием и «предшественников», которые «довели страну» и новая власть борется с последствиями такой политики аж до следующих выборов. Потом «предшественники» и власть меняются местами, пластинка про «попередників» и «злочинну владу» запускается вновь.
  • Причинно-следственная связь. С этим совсем туго. Повышение административными мерами уровня минимальной заработной платы не вызовет роста инфляции, уход РФ из Донбасса сразу решит проблемы региона, блокирование международных трасс приведёт к усилению страны и увеличит её инвестиционную привлекательность. Сохранение пенсионного возраста гарантирует достойную старость. Конфискация активов олигархов даст толчок в развитии страны, приведёт иностранный бизнес. Список абсурда пополняется ежедневно.

Одним из ключевых отличий политической партии, имеющей хотя бы подобие плана действий и программы от популистов, является отношение к собственному развитию. Если ты имеешь своё видение, ты рассчитываешь перетянуть на свою сторону избирателя. Сложные сценарии действий требуют эффективной коммуникации, максимального контакта с населением. Это означает, что партия занимается строительством собственной структуры, развивает местные организации, которые дают реальное представление о ситуации, привлекают новых активистов, обеспечивают коммуникацию с избирателем.

На первый взгляд с партийным строительством на местах всё прекрасно — партии до сих пор спорят кто «победил» на выборах в территориальные громады. Говорят о тысячах активистов, попавших в местные советы.

В реальности ситуация иная. Месяц назад Комитет избирателей Украины (КВУ) подвёл результаты своего мониторинга партийных расходов средств, полученных из бюджета. Суммарно парламентские партии потратили 109,8 млн гривен на рекламу и лишь 68,5 (16% от объёмов гос. Финансирования) на местные партийные организации. Если копнуть глубже — ситуация ещё более плачевная. Количество местных ячеек с правом юридического лица критично мало. БПП «Солидарность», как партия, имеющая крупнейшую фракцию в Раде, имеет таковых аж целых 29 штук, «Народный Фронт» и «Радикальная Партия Ляшко» не имеют ни одной. Больше всего (655) зарегистрированных отделений у «Батькивщины», но это скорее, рудимент «минувших лет»: уход части актива от ЮВТ в начале 2014 не сопровождался ликвидацией ячеек, печати и счета остались. Подтверждением тому является отчёт самих «сердечных» с нулями в графе «содержание местных партийных организаций и структурных подразделений».

В конце концов, если присмотреться к тысячам избранных депутатов местных советов, значительная доля из них старые и проверенные кадры, которые часто избираются и не менее часто меняют партийную принадлежность. И это, если можно так сказать, «нормально», ведь многие партии различаются не идеологией (которой нет), а фамилией лидера. Потенциальные депутаты просто выбирают того, кто сегодня находится на высоких строчках политического хит-парада.

Логичным выводом из написанного выше может стать лозунг «даёшь новые лица!». И он будет ошибочным, он так же будет проявлением популизма, породит новую его волну, поскольку старые кадры всего лишь зарегистрируют новые политические проекты, обновят названия, возьмут пару новых фамилий (или поменяют паспорта).

После Революции Достоинства был такой же лозунг и была шутка, про первую десятку партийного списка: «комбат, волонтёр, батяня, комбат, мутный чувак, журналист и экс-депутат». В результате Рада избрана народом, народ снова не доволен.

Причины надо искать в себе

Для того, чтобы понять суть проблемы, проще всего обратиться к данным социологии. На днях фонд «Демократические инициативы» опубликовал результаты масштабного исследования общественного мнения. Было опрошено 30 тысяч жителей страны. В президентском рейтинге и рейтинге доверия присутствуют, среди прочих, Владимир Зеленский и Святослав Вакарчук. По идее, симпатии к кандидату в президенты должны формироваться на основании того, что предлагает сделать со страной данный гражданин, если он партийный выдвиженец, то какова программа действий его партии. В нашем случае один является популярным комиком, другой популярным певцом. Один смешит, собирая полные залы, другой поёт, собирая стадионы. Оба, возможно, прекрасные люди, но оба не имеют политической программы кроме стандартных фраз о «сильной, успешной (и т. д.) Украине». Избирателю этого достаточно.

Ситуация вполне логична, если поискать ответы в опубликованном «Центром Разумкова» в начале года исследовании политической культуры украинцев:

  • 56% избирателей, не раз голосовав на выборах, выбирая тех, кто должен формировать государственную политику, ни разу в жизни не читали программ политических партий. То есть выбирали тех, кто нравится, а не то, что надо сделать. 42% от тех, кто читал, не нашли отличий в программах. То есть так же выбирали по принципу выбора поп-звезды: «нравится — не нравится» или «красиво поёт». В сумме это 74,78% от числа избирателей (с поправкой в 2%-3% на возможную ошибку выборки при опросах).
  • 12,3% населения с пониманием относятся к продаже голосов. Ещё 12,5% не задумываются над этим. К этому стоит добавить, что такие варианты работы как подкуп продпайками (в том числе между выборами) не учитывается подобными опросами. То есть, имея определённую сумму денег и желание можно запросто купить от 20 до 30% голосов избирателей (причём эти придут, в отличие от остальной массы), что гарантирует крупную фракцию в парламенте.
  • Интересуются политикой лишь 5% опрошенных, «скорее интересуются» ещё 32,7%. Остальным всё равно, но они ходят голосовать, кого-то выбирают.
  • Лишь 3,8% жителей страны утверждают, что не бывает ситуаций, когда они не понимают, что происходит в политике. Способны с лёгкостью сформулировать собственную позицию относительно политических процессов целых 18,1% опрошенных. Ещё 44% испытывают трудности, 28,8% не совсем не могут определиться. Не понимают, не имеют позиции, но голосуют.
  • 47% населения считают, что изменение политической и экономической ситуации в стране не требует их участия. Вот вам готовая фракция имени «нам счастье вылет Господь Бог».

Если подвести черту под этими данными, становится понятно, что политическим партиям нет смысла структурироваться, думать над идеологией, долгосрочными планами. Это избирателю не нужно. Политические лидеры не дураки, не «исчадия ада» по своим моральным установкам – они всего лишь выбирают наиболее действенный алгоритм прихода к власти.

  • Когда население не желает разбираться в политике, думать над тезисами программ развития страны, готово отдать право управлять (а заодно и строить их будущее) за пару сот гривен на выборах либо гречку и консервы ежеквартально партийным организациям нет смысла думать над идеологией.
  • Когда жителям страны не интересны политические процессы, партиям нет смысла пытаться объяснять свою политику, свои действия и планы — им просто дают власть по формуле «а дальше делайте что хотите».
  • Когда половина избирателей считает государство дойной коровой, которое только даёт, нет смысла разубеждать их словами «государство — это мы», проще подкинуть «тысячу за вклад СССР», «3200 минималки», пообещать ещё больше после выборов.

Поэтому популизм в сегодняшней Украине является естественным, природным, это выбор политических элит и населения, формирующего элиты посредством выборов. Люди смотрят на политику как на талант-шоу, поэтому политикам главное появиться на экранах ТВ, сказать пару ярких фраз, впечатлить избирателя автоматом, микрофоном, вилами в руках либо новой причёской.  При этом нельзя слишком сильно злить народ непопулярными тезисами.

Круг замыкается, в него попадают и те, кто хотел бы что-то изменить. Большинство населения ждёт быстрых и простых решений. Активная часть видит проблемы, но продолжает наблюдать, надеясь на здравый смысл — они всё равно разобщены и своими голосами не в состоянии переломать ситуацию. Когда становится очевидно, что круг замкнулся, случается очередной Майдан. Его организующей силой является активная часть общества, в том числе люди, не склонные искать простых решений. А вот «мускулами» становится обычный украинец, желающий быстрых результатов и мгновенных решений сложных проблем. Майдан, который позднее называют революцией, сбрасывает власть, но не разрушает систему. Происходит рокировка и кабинеты занимают люди, выросшие на политике, делающейся по лекалам шоу бизнеса. Возможно, они желают изменить систему, но быстро приходят к дилемме реформаторов: «если делаешь, то, что надо, население тебя ненавидит, тебя не изберут вновь». Чем ближе конец полномочий, тем сильнее не хочется «уходить в никуда». Альтернативное решение лежит на поверхности – игра в популизм. В таком случае проигрыш выборов оставляет тебя в обойме и через один-два электоральных цикла ты, пусть уже слегка постаревший, но вновь садишься в привычное кресло и начинаешь руководить.

А есть ли выход?

Часть общественных организаций предлагает бороться с популизмом ограничениями, вплоть до полного запрета политической рекламы. Меры могут оказать влияние на часть населения, заставить партии развивать региональные структуры. Это улучшит ситуацию, но не решит в полной мере проблему популизма, поскольку остаётся вопрос «с чем выходить к избирателю, жаждущему шоу, а не нудных разговоров».  Тем не менее, наводить порядок с рекламными бюджетами надо.

Последние несколько лет в стране происходит ещё один позитивный процесс — целый ряд групп и организаций проводят мониторинг деятельности политиков, соотносят их сегодняшние заявления с обещаниями прошлых лет. Проблема в том, что результаты исследований читает небольшая прослойка думающих граждан. Есть задача: заставить увидеть и сравнить слова «любимого лидера» остальную массу. Решением может стать, например, законодательная норма, которая предусматривает:

  • выбор нескольких НПО на конкурсной основе, которые мониторят заявления и работу парламентских партий (возможно не только). На это даются бюджетные гранты.
  • в период выборов в обязательном порядке к рекламе партии добавляется блок статистики: за что они выступали раньше, процент участия в работе парламента, выполненные и не выполненные обещания.

Метод тоже не универсальный, сам по себе не решит проблему, но пару процентов от слишком увлёкшихся обещаниями политических сил заберёт.

Указанное выше, как и другие идеи можно и нужно пытаться внедрять. Вопрос лишь в том, что политики сегодня говорят о борьбе с популизмом, а вот представить реальные действия, принятие законов, не оставляющих лазеек сложно. Это как представить выступление пчёл против мёда.

Тем не менее, основания для оптимизма есть. Украинские социологи с 1990 года задавали вопрос населению «кто в ответе за качество вашей жизни». Долгое время избиратель говорил «государство», и лишь в преддверии больших потрясений росло число тех, кто выбирал вариант ответа «я сам». Так было и в 2012-13 годах, когда до 30% украинцев готовы были брать на себя ответственность за собственное будущее, не воспринимая государство как «источник благ земных». 30% много и этого хватило для того, чтобы обвалилась власть Януковича. Но эти 30% были не организованы, не смогли сформулировать основные свои запросы. В результате система осталась той же. Игроки поменялись стульями за старым карточным столом, не выкинув меченной колоды, не избавившись от запаса тузов в рукавах.

Сегодня, считающих, что политическая и экономическая ситуация в стране может поменяться благодаря их участию 33%. Это много по украинским меркам. Сегодня 11% готовы финансировать политические проекты из собственного кошелька, причём значительная доля этих людей может заработать на себя.

Как не попасть в новый круг популизма? Ключ в самоорганизации и готовности учиться на ошибках. 33% думающих и активных граждан при должной самоорганизации вполне могут перехватить власть. История учит, что бразды правления берёт зачастую не большинство, а хорошо организованное меньшинство. 11% готовых финансировать — это 3 миллиона граждан, если они раз в год дадут хотя бы по 100 долларов, получаем годовой бюджет в 300 млн. На эти деньги можно создать политических партий с развитой региональной сетью. В конце концов 300 млн — ресурс, который позволяет «побить деньгами» бюджеты олигархов, вкидываемые в избирательные кампании.

Вопрос лишь в начале процессов  и сроках. Тут я оптимист, вижу процессы собственными глазами. Институт будущего — одна из таких площадок, созданных разными людьми. Вокруг нас формируется очень интересная, думающая и активная аудитория. Таких площадок, организаций как мы несколько. Процесс начался. Рано или поздно (надеюсь «рано») появятся подобные сигналы в политической сфере. Дальше будет дело техники — перехват власти, задание собственной повестки (тем более, что большинство населения не интересуется процессами и довольствуется ролью ничего не понимающего зрителя), формирование системы, делающей невозможной скатывание в новый круг популизма.

У Украины есть будущее. Есть люди, готовые менять страну, пока нет организации, сотрудничества между ними. А значит ключевой вопрос прост — с кем ты сегодня договорился строить новое государство. Всё остальное придёт.

hvylya.net

Добавить комментарий