Торговля Украины с ЕС: переориентация состоялась

Мировые новости

Экспорт украинской продукции в ЕС достиг бьет рекорды, но …

Экспорт украинской продукции в ЕС достиг рекордных за всю историю объемов и дальше стремительно растет, но потенциал экономической интеграции далек от надлежащего использования.

16 сентября минуло четыре года со времени ратификации Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС. Завершается третий год действия ее экономической части о зоне свободной торговли, которая вступила в силу с начала 2016-го. При этом все это время, а особенно с приближением избирательного 2019 года, реваншистские силы последовательно и настойчиво вбрасывают в информационное пространство утверждение, что переориентация нашей экономики на ЕС и потеря так называемых традиционных постсоветских рынков (хотя на самом деле речь идет преимущественно о РФ и ее сателлитах) имеют катастрофические последствия для украинской экономики и ее перспектив. Помимо того, скептицизм относительно конкурентоспособности отечественных товаров на европейском рынке, стереотип, что нашим товарам с высокой добавленной стоимостью туда не пробиться, присущ и значительной части тех, кто последовательно выступает против возвращения на российскую орбиту.

Между тем реальная динамика двусторонней торговли с ЕС в последние годы и особенно темпы роста продаж в страны Евросоюза свидетельствуют об обратном. Экспорт в ЕС достиг рекордных за все годы существования Украины объемов уже в прошлом году, в 2017-м, когда превысил €15,5 млрд. И далее динамично растет: за восемь месяцев 2018 года, по оперативным данным ГФС, он вырос на 18,6%. А его доля в общем украинском экспорте – с 40% до 42,1%. В 12 из 25 подконтрольных Украине регионов доля экспорта в ЕС составляет от 50% до 90%. Причем среди них не только традиционно евроориентированные западные области, но и Донецкая, и Луганская области, где доля экспорта в ЕС так же достигает 50% всего вывоза и выше, чем в ряде регионов Центральной Украины.

Все это при том, что весь наш экспорт, в частности, в другие части мира, в основном остается на уровнях значительно, а иногда и в разы ниже, чем на предыдущих пиках 2013 года или 2008-го. Это свидетельствует о том, что переориентация украинской экономики на рынок ЕС в последние годы состоялась (см. инфографику).

В то же время тенденции в двусторонней торговле после вступления в силу Соглашения об ассоциации и ЗСТ значительно выгоднее Украине, чем ЕС. Страхи, что якобы незащищенный украинский рынок зальет европейскими товарами, оказались вполне надуманными. Реальность свидетельствует о совершенно противоположном: украинский экспорт в ЕС в 2017 году по сравнению с 2013 годом вырос с €12,62 до €15,52, или на 23%. А вот импорт в Украину из Евросоюза за это же время уменьшился с €20,36 млрд до €18,41 млрд, или на 9,6%.

Это при том, что стоимость «реверсного» газа в 2017 году составила €1,7 млрд, а в 2013 году – лишь €0,64 млрд. Таким образом, если в 2013-м дефицит в двусторонней торговле без учета реверса газа для Украина равнялся €7,1 млрд, то в 2017 году он был на уровне менее €1,2 млрд. Причем, как будет показано ниже, в ЕС с Украиной самыми стремительными темпами за этот период рос экспорт не сырья, а готовой продукции или комплектующих, в частности для машиностроения.

Похоже, именно угроза очевидного успеха украинских производителей на европейском рынке и окончательной переориентации украинской экономики на ЕС и является настоящей причиной столь активной бомбардировки отечественного информационного пространства утверждениями об отсутствии перспектив для наших производителей на европейском рынке. Ведь это, несмотря на неизбежные трудности роста, окончательно положит конец ностальгии по мифическому утраченному «раю» на «спасительном» российском и постсоветском рынке. Как широкую общественность, так и потенциальных украинских экспортеров, которые до сих пор не могли решиться искать свою нишу на рынке ЕС, во что бы то ни стало пытаются убедить – мол, из этого ничего не получится. До того, как реалии жизни докажут обратное и реакционные аргументы сторонников «безальтернативности возврата к традиционным рынкам» окончательно потеряют смысл.

Факты – вещь упрямая

Чтобы понять, в каком направлении эволюционирует украинский экспорт товаров в ЕС в последние годы, сравним данные об объемах экспорта в разрезе отдельных товаров. Возьмем 2015-й, который предшествовал вступлению в силу экономической части Соглашения об ассоциации и зоне свободной торговли (ЗСТ) с ЕС с 1 января 2016 года, и 2017-й, который сейчас является последним полным годом, за который имеются данные в отношении украинского экспорта в Евросоюз. И в отдельных случаях для прослеживания последних тенденций в торговле с ЕС обратимся и к самым свежим оперативным сведениям ГФС по внешней торговле за январь – август 2018-го.

Очень значительный рост объемов экспорта в ЕС в последние годы показали, по крайней мере, три важных области машиностроения: электротехника, судостроение и производство машин и механизмов. Самая стремительная динамика в судостроении: увеличение экспорта в ЕС в 2,4 раза (до $66,5 млн в 2017-м). А вот самая заметная в абсолютных объемах – в электротехнике: с $1,4 млрд в 2015 году до $2,04 млрд в 2017-м, или на 45,7%. Несмотря на разговоры о том, что Евросоюзу ничего, кроме украинского сырья, не нужно, общий объем экспорта изделий украинского машино- и приборостроения в страны ЕС в 2017 году достиг $27 млрд. Их доля в экспорте наших товаров в ЕС превышает 15,3% при том, что всего в украинском экспорте во все страны мира на продукцию машино- и приборостроения приходится лишь 11,6%.

Так же и в металлургии или химии. Если внимательно присмотреться, то оказывается, что именно готовой украинской продукции с более высокой добавленной стоимостью легче продвигаться на европейском рынке, чем полуфабрикатам с низкой добавленной стоимостью. Например, продажи в ЕС украинских изделий из черных металлов в 2017 году по сравнению с 2015 годом выросли на 38,9%, тогда как самих черных металлов, то есть сырья и полуфабрикатов – на 21,6%. Экспорт в ЕС украинских удобрений уменьшился по сравнению с 2015-м почти втрое, продукции неорганической химии – на 20,4%. Зато растут поставки в ЕС украинской химической продукции с более высокой добавленной стоимостью и меньшей энергоемкостью. Например, фармацевтической (на 66,9%), пластмасс, полимеров и изделий из них (более чем 53%), мыла и моющих средств (на 35%).

Экспорт украинской мебели в ЕС только за два года (с 2015-го по 2017-й) вырос почти в 2,3 раза и превысил в прошлом году $418 млн. В последнее время в Евросоюз поставляется украинская мебель более чем на миллиард гривен ежемесячно. Положительной является динамика и по поставкам другой готовой промышленной продукции: керамических изделий за последние два года в ЕС стали продавать на 90,6% (до $144,1 млн), бумаги и картона – на 81,7% (до $95,4 млн), изделий из стекла – на 32,7% (до $85,8 млн). Список можно продолжать.

Не исключение и экспорт продовольствия. Здесь также товары с более низкой добавленной стоимостью теряют свои позиции. В частности, экспорт зерна вырос всего на 5% (с $1,63 млрд в 2015-м до $1,71 млрд в 2017-м). Почти неизменными остались и поставки в ЕС отходов пищевой промышленности и других продуктов для кормления животных: выросли с $0,49 млрд в 2015-м до $0,5 млрд в 2017-м. В то же время заметно подскочили продажи в европейские страны свежих овощей и продуктов их переработки (+ 14,7%, до $126 млн), меда (+ 65%, до $98,7 млн).

Несмотря на скандально известные публичные жалобы на низкие квоты со стороны «куриного» олигарха Косюка, экспорт украинского мяса птицы в ЕС вырос за два года на 94%. И в 2017-м рынок Евросоюза обеспечил 34,3% всей экспортной выручки украинских производителей курятины ($133,7 млн). С 2016 года начался и стремительно набирает обороты экспорт в ЕС сливочного масла из Украины. Если в первый год поставки его туда было реализовано на $2,6 млн, то в 2017-м – уже на $13,7 млн, а за первое полугодие 2018-го – $7,6 млн. Хотя еще совсем недавно могло казаться, что чего-чего, а украинских молокопродуктов на европейском рынке точно не ждут. Почти в 2,2 раза вырос с 2015 по 2017 год экспорт в ЕС готового украинского масла и других жиров (до $1,48 млрд).

Все это не опровергает очевидного факта – украинский экспорт в ЕС пока действительно имеет слишком большую долю сырья и полуфабрикатов с низкой добавленной стоимостью. Однако это проблема не нашей торговли с ЕС, а структуры экономики и экспорта Украины в целом. К тому же изменение товарной структуры торговли с ЕС и тенденции в целом свидетельствуют, что европейская интеграция как раз помогает преодолевать сырьевую направленность нашей экономики. Кроме того, именно вместительный и платежеспособный рынок ЕС является лучшим стимулом для развития украинского малого и среднего бизнеса, который концентрировался бы на изготовлении готовой продукции с более высокой добавленной стоимостью.

Работать с рынками отдаленных и часто специфических в ведении бизнеса стран Азии и Африки, не говоря уже о Латинской Америке, под силу украинскому большому, преимущественно олигархическому бизнесу. Но он ограничивается последующей эксплуатацией сырьевых преимуществ страны или не скрывает, что выстраивает собственную стратегию на поставках за рубеж полуфабрикатов со своих не слишком модернизированных предприятий, созданных много десятилетий или даже веков назад.

Перспективы – есть!

То, что сегодня наш экспорт в ЕС действительно все еще преимущественно состоит из сырья и полуфабрикатов, свидетельствует о до сих пор не преодоленном наследии прошлого, а не является следствием Соглашения об ассоциации или переориентации нашей экономики на рынки Евросоюза. Впрочем, благодаря экономической интеграции с ЕС все более отчетливой становится как раз тенденция к наращиванию экспорта готовых товаров на фоне уменьшения продажи сырья и полуфабрикатов.

И потенциал здесь огромен. Как уже отмечалось, доля ЕС в украинском экспорте товаров достигла 42% за первые восемь месяцев 2018 года, однако потенциал для дальнейшего наращивания продаж на европейский рынок сохраняется. Например, совокупный импорт товаров странами ЕС (в 2017-м – €5,1 трлн, в частности €2,1 трлн – из-за пределов ЕС) в несколько раз превышает нынешний экспорт в Евросоюз украинских товаров (€15,5 млрд в 2017-м). Занять хотя бы несколько процентов объема европейского импорта для отечественных производителей означает увеличить поставки в разы.

Тем более, что присутствие нашего бизнеса на европейском рынке полно белых пятен, которые можно и нужно заполнять, увеличивая объемы поставок. Ведь сейчас, хотя ЕС и стал крупнейшим торговым партнером нашей страны, абсолютные объемы сбыта и структура украинских товаров, поставляемых в такиех крупные и богатые европейские государства, как Франция или Великобритания, уступают нашему экспорту в на порядок меньшие и бедные Молдову и Грузию. А украинский экспорт в экономическое ядро Евросоюза (Германия, Франция, страны Бенилюкса и Великобритания), которое концентрирует более половины его экономической мощи и импорта, а также более 45% населения сообщества, значительно меньше, чем в страны Вышеградской четверки с куда более слабыми экономиками.

Так же украинский экспорт в ряд крупных европейских стран все еще очень моно-специализованный, а производственная кооперация пребывает на зарождающихся этапах. Между тем именно эта форма сотрудничества определяет львиную долю взаимных торговых оборотов в пределах ЕС, и именно она выступила катализатором экономической интеграции в союз самых успешных постсоциалистических стран. Зато в Украине она занимает значительную долю торговли только с Германией и странами Вышеградской четверки.

Сетования на то, что украинский товар не ждут в ЕС или третьих странах, лишь подтверждает нежелание пророссийского бизнеса изменяться и демонстрировать гибкость. Зато те, кто хочет и прилагает усилия, постепенно находят возможности и свое место на альтернативных площадках. При этом часто не обязательно даже конкурировать с европейскими компаниями – достаточно делать это с корпорациями других стран за пределами Евросоюза. На поставку в есть ЕС квоты и ограничения, но они в основном касаются той продукции, на сырьевую сущность которой так любят жаловаться представители пятой колонны. Иначе говоря, действующие условия торговли с ЕС затрудняют прежде всего отечественный сырьевой экспорт и не создают серьезных препятствий для поставок из Украины большинства готовых товаров.

Хотя и медленнее, чем хотелось бы, Украина интегрируется также в производственные цепочки ведущих ТНК. Однако такая практика уже в ближайшем будущем должна распространиться на всю страну. В том числе и на Юго-Восток, который тяжело переживает закономерное отмирание устаревших, бесперспективных производств. И здесь следует наконец признать, что выход на европейский рынок большего количества украинских товаров тормозит в значительной мере инертность менеджмента многочисленных предприятий, который до недавнего времени ориентировался только на «традиционные» постсоветские рынки.

Александр Крамар, опубликовано в издании  Тиждень.UA

Перевод: Аргумент

Добавить комментарий