Тарута “сушит весла”

Новости

Корпорация “Индустриальный союз Донбасса” Сергея Таруты продаст контрольный пакет (около 81% акций) Гданьской верфи польскому государственному Агентству развития промышленности.

Принципиального соглашения о сделке стороны достигли в конце марта. В комплекте будет продана и компания GSG Towers, где верфь владеет 50% акций, а украинский инвестор осуществляет операционный контроль. За 10 лет С.Таруте так и на удалось вывести из кризиса легендарное предприятие, где зарождались профсоюз “Солидарность” и движение за нынешнюю свободную Польшу.

Больше, чем верфь

Гданьская верфь (Stoczna Gdansk) досталась С.Таруте по сути в нагрузку. В середине 2000-х корпорация “ИСД” в Польше отчаянно сражалась за металлургический комбинат Huta Czestochowa. И в ходе непростых приватизационных перипетий она все-таки получила этот актив. Но в процессе переговоров с польским правительством “Индустриальному союзу” предложили обратить внимание и на судостроительную верфь в Гданьске, которая уже тогда переживала сложные времена. Одним из вдохновителей этой сделки были тогдашний президент Польши Лех Качиньский – покойный брат нынешнего лидера правящей в стране консервативной коалиции Ярослава Качиньского.

Если ченстоховский меткомбинат ИСД буквально выцарапал из-под носа Лакшми Миттала, то дорогу в Гданьск ему выстелили красной дорожкой. Интерес к верфи высказывали еще несколько потенциальных претендентов – польские, индийские, российские. Но С.Тарута на тот момент казался самым надежным и финансово мощным партнером. Поэтому приватизировали верфь не на открытом конкурсе, а через механизм допэмиссии, где ИСД как владелец скромного миноритарного пакета легко увеличил свою долю с 5 до более чем 80 процентов. Кроме того, правительство Польши пообещало новому хозяину всеобъемлющую, в т. ч. и преференционную, поддержку, но этот шаг частично заблокировала Еврокомиссия. Более того, на этой почве уже в 2008 г. произошла первая серьезная размолвка между официальной Варшавой и украинской корпорацией. Оказалось, что ЕС требует от нового владельца верфи вернуть часть государственной помощи, которое предприятие получило еще до прихода туда украинцев.

Особенность Гданьской судоверфи в том, что она по сей день имеет почти сакральное значение для консервативного электората первого президента посткоммунистической Польши Леха Валенсы и его преемников – братьев Качиньских. Этакая колыбель сопротивления. Живой символ новой Польши. Поэтому любой глава правительства в стране только в страшных снах видит, что легендарная верфь потерпит банкротство именно при нем. Виновен ли в превращении символа в руину украинский хозяин? И да, и нет.

Линейка с дырками

В конце 2007 г. приход ИСД в Гданьск был обставлен с большой помпой. Инвестор обещал вывести верфь в тройку лучших в европейском судостроении, производить до 14 больших судов в год и удержаться от сокращения персонала. На тот момент в компании трудилось около 2,5 тыс. рабочих. Сейчас их осталось, кстати, лишь 570, включая и персонал дочерней компании – GSG Towers. Для сравнения: во времена ПНР численность сотрудников верфи доходила и до 20 тыс. человек. Но тогда предприятие засыпал заказами Советский Союз. После его развала верфь очень скоро проиграла конкуренцию азиатским корабелам по цене, а немецким и норвежским – по технологичности. Поэтому С.Таруте де-факто уже достался тонущий актив. После приватизации ситуация только усугубилась, когда Еврокомиссия в рамках сбалансирования рынка внутри еврозоны потребовала закрыть 2 из 3 стапелей в Гданьске. Так пришел конец мечтам о возрождении крупной верфи. Сегодня у нее на балансе нет уже ни одного стапеля.

Руководство ИСД расценило давление Еврокомиссии как нечестную конкуренцию и лоббизм западных судостроителей. Но со временем оказалось, что не только происки врагов мешают работать. Самому “Индустриальному союзу Донбасса” ноша пришлась не по силам. В корпорации задумали очень перспективную линейку: слябы – лист – корабли. Ее сначала пробовали внедрить в Украине, но Фонд госимущества отказался отдавать С.Таруте Черноморский судостроительный завод исключительно под инвестиционный план, без денег. Тогда бизнесмен и обратил внимание на соседнюю Польшу. Алчевский меткомбинат, Huta Czestochowa и Гданьская верфь идеально ложились в схему.

Но даже когда эта цепочка заработала, в ней чувствовался один серьезный изъян. У ИСД никогда не было надежных сырьевых тылов. С приватизацией рудных и коксовых активов в Украине корпорация зазевалась и оказался на голодном пайке. Ситуация усугубилась в 2014 г., когда от остальных активов группы вследствие войны на Донбассе был оторван Алчевский меткомбинат. Поток слябов в Польшу прекратился, и корпорации пришлось запускать сталеплавильный цех в Ченстохове на местном металлоломе, что увеличило себестоимость листа на 20-30%. В 2017 г. Huta Czestochowa произвела примерно 500 тыс. тонн толстого листа из собственной стали.

Деньги за ветер

Сегодня большую потребность в металле испытывает не столько верфь, сколько созданная на ее мощностях компания GSG Towers. Она специализируется на производстве стальных опор для ветряков, генерирующих электроэнергию. В начале 2018-го GSG Towers удалось наконец подписать достаточно большой контракт – на строительство 15 таких опор для датской фирмы Vestas. Это должно обеспечить ее стабильной работой как минимум на полгода. Не исключено, что в итоге опоры попадут на рынок России. Там Vestas в ноябре прошлого года как раз заключила первый контракт – на поставку 15 ветровых турбин для местной компании “Фортум Энерджи”. Впрочем, выполнять обязательства перед датчанами будет уже не С.Тарута.

28 марта Агентство развития промышленности (орган, подконтрольный правительству Польши) официально сообщило, что подписало с “ИСД” term sheet, т. е. соглашение о взаимопонимании, относительно выкупа акций Гданьской верфи и GSG Towers. По словам президента АРП Марцина Хлудзинского, с таким предложением Агентство вышло к украинским инвесторам в январе текущего года, а март провело в интенсивных переговорах, которые и привели к взаимному согласию. Он уточнил, что за активы была предложена рыночная цена, но отказался назвать конкретную цифру. Формально сделка еще остается открытой, пока не прошла все процедурные круги внутри корпорации “ИСД” и не получила одобрения со стороны антимонопольного ведомства Польши. Это может продолжаться еще несколько месяцев, но если отбросить в сторону все бюрократические моменты, то можно определенно утверждать, что купля-продажа состоялась. И С.Тарута уже готовится отчалить из Гданьска.

Польские эксперты полагают, что сумма сделки может исчисляться десятками миллионов злотых (10 млн злотых – это более 70 млн грн. по нынешнему курсу). Да, с одной стороны, у Гданьской верфи накопилось до полумиллиарда убытков (в тех же злотых) и большинство ее имущества находится в залоге. Но с другой – значительную часть долговых обязательств государство может списать. При этом верфь владеет большими земельными площадями, которые могут быть интересны для девелоперского бизнеса, а в цехах GSG Towers установлено новое современное оборудование. Свои инвестиции в этот бизнес, начиная с 2010 г., ИСД оценивает более чем в 100 млн злотых.

Далеко не все в Польше считают подобную покупку целесообразной, а возрождение Гданьской верфи – возможным. Согласно оценкам посла польского Сейма от оппозиционной “Гражданской платформы” Тадеуша Азевича в этой сделке политика отчетливо превалирует над экономикой. Но нынешнее польское правительство ведет последовательную политику национализации судостроительных предприятий страны. Верфь в Гданьске – уже четвертое предприятие в отрасли, выкупленное из частных рук. Не исключено, что С.Тарута уловил тренд и выторговал для себя лучшую цену. На самом деле разговоры об обратном выкупе “колыбели “Солидарности” начались не в январе 2018-го, а как минимум год назад. Но несколько предыдущих предложений С.Тарута отклонил.

По мнению президента польской юридической фирмы Nexus Consultants Томаша Пельца, госвыкуп верфи у инвестора – один из способов избежать проблем, которые могут возникнуть в случае банкротства гданьского предприятия. Но если после этого не обеспечить выкупленный объект заказами, проблемы никуда не денутся. Как считает Т.Пельц, сегодня Гданьская верфь может найти свою нишу только на рынке стальных конструкций. Спускать на воду готовые корабли она уже не имеет даже технологических возможностей. У предприятия нет ни одного собственного стапеля, поэтому оно может производить лишь детали кораблей, а не полноценные плавсредства. И можно предполагать, что Агентство развития промышленности перспективы своего новоприобретенного актива видит преимущественно на рынке ветроэнергетики.

Ярослав Ярош

МинПром

Добавить комментарий