Так вот ты какая, черная трансплантология

Мировые новости

Если для европейцев трансплантация органов стала довольно-таки обычным явлением и ассоциируется со спасением жизни, то для многих украинцев это словосочетание нередко связано с рассказами о похищении людей и продаже органов. В то же время немало наших сограждан готовы «поделиться» частичкой себя — стать донором, однако далеко не безвозмездно.

«Я хочу поделиться своей почкой — она у меня здоровая. Примерно представляю, сколько орган стоит на черном рынке. Почему вы говорите, что продать свой орган — это незаконно и является преступлением?» — вопрошает дама, чье любопытство привело ее на одно из мероприятий по вопросам трансплантологии.

Вокруг пересадки органов неимоверно много небылиц, засевших накрепко в нашем сознании. Тема стала еще горячее с принятием весной этого года нового закона о трансплантации. Одна из распространенных страшилок — преступники убивают людей и продают их на органы. Подобные домыслы порождает недостаток элементарных знаний в области физиологии человека и медицины. Все органы человека чувствительны к недостаточному поступлению крови. Для того чтобы органы умершего были пригодны для последующей трансплантации, проводится специальная подготовка (длится она от четырех до восьми часов), донора нужно подключить к аппарату искусственной вентиляции легких. Это обеспечивает кислородом легкие, искусственная система кровообращения позволяет доставлять кислород к каждому органу. Процесс поддержания нормальной работы органов после смерти человека называется кондиционированием органного донора. Это непростая процедура, справиться с которой под силу лишь опытному персоналу. Одновременно проводится около 25 различных анализов, чтобы определить пригодность донора для трансплантации, его иммунологические характеристики. Для этого нужна современная лаборатория, а кондиционирование невозможно вне хорошо оснащенной больницы. Выполнить такую процедуру подпольно где-нибудь в подвале попросту нереально.

Органы: продать нельзя оставить

О том, что в абсолютном большинстве стран мира невозможно заплатить за донорский орган — он считается бесценным, — как оказалось, также знают немногие. Оплачивается не стоимость органа, а операция и связанные с ней расходы (сюда входит и зарплата медицинского персонала, расходные материалы, медицинские препараты, пребывание пациента в реанимации). Платное донорство существует лишь в некоторых малоразвитых бедных странах, но оно осуждается мировым сообществом и специальной декларацией ВОЗ (Стамбульская декларация об осуждении трансплантационного туризма и торговли органами 2008 года). Платная неродственная трансплантация разрешена, например, в Иране, но запрещена для иностранцев.

«Почему мы не должны разрешать торговлю органами? Потому что это нарушение прав человека с точки зрения биоэтики и медицины. Честь и достоинство человека не должны нарушаться. Мы не можем себя продавать. Украина подписала Конвенцию Совета Европы против торговли человеческими органами еще в прошлом году, но пока еще не ратифицировала», — объясняет Алексей Ильяшенко, кандидат юридических наук, представитель Украины в Комитете экспертов Совета Европы против торговли органами, тканями и клетками человека (2012–2013).

Конвенция против торговли человеческими органами призывает правительства стран-участников договора признать уголовно наказуемым деянием незаконный отбор органов у живых или умерших доноров, если он осуществляется без свободного, информированного и прямо выраженного согласия донора; если в качестве возмещения отобранного органа живой донор или третье лицо получает финансовую выгоду или сравнимые с ней другие выгоды; в качестве возмещения отобранного у мертвого донора органа третье лицо получает финансовую выгоду или сравнимые с ней другие выгоды. Конвенция также предусматривает меры по защите жертв и компенсации им, профилактические меры для обеспечения прозрачности и равноправного доступа к операциям по пересадке органов.

Донор или реципиент?

В мире происходит около 100 тыс. трансплантаций органов человека в год. Чаще всего пересаживают почку — 65 тыс. случаев, 10% из всех трансплантаций — пересадка печени, сердца — 5 тыс. Примерно 20–30 человек в Европе умирают ежегодно, не дождавшись пересадки органов. Кто-то идет на нарушение законодательства. Например, незаконная трансплантация составляет до 10% всех пересадок почек. Количество людей, нуждающихся в трансплантации почки, увеличивается с каждым годом вследствие распространения заболеваемости диабетом, высокого кровяного давления, проблем с сердцем, загрязнения окружающей среды.

Что побуждает людей искать органы? «Это общемировая тенденция. Человек не попадает в лист ожидания в связи с состоянием здоровья. Еще одна причина — длинная очередь и время ожидания органа. Нежелание просить родственников о донорстве — отдельный философский вопрос. Отсутствие возможности осуществления пересадки в своей стране», — так отвечает на этот вопрос Алексей Ильяшенко.

Есть спрос — будет и предложение. Какие причины подталкивают людей продавать свои органы? Во-первых, это тяжелое материальное положение (бедные нелегальные мигранты, беженцы и т. д.). Низкий уровень образования — люди не владеют информацией. Есть случаи, когда донорам рассказывают, что можно жить и без двух почек, — и они верят. Отсутствие базовых медицинских знаний и непонимание возможных последствий донорства. Люди становятся жертвами мошенничества, обмана или принуждения. Их неосведомленностью пользуются проходимцы. По словам Алексея Ильяшенко, реципиенты могут платить до 200 тыс. долл. за почку, а торговцы органами покупают у бедных и незащищенных доноров по 5000 долл. Могут вообще не заплатить.

Для предотвращения торговли органами страны мира разделили на две категории — доноров и реципиентов. Фактически людей отнесли к бедным (которые гипотетически могут решить стать донорами) и богатых (которые имеют возможность купить орган). Типичный донор выглядит так: молодой человек 28–29 лет, зарабатывающий около 500 долл. в год. Это может быть, например, филиппинец. Типичный реципиент тоже мужского пола — в возрасте 50 лет с доходом около 50 тыс. долл. в год (например, американец, канадец или израильтянин). Формы трансплантационной сети торговли человеческими органами разные: донор и больница могут быть в одной стране, куда едет также реципиент; иногда происходит наоборот — донор едет в страну того, кто готов заплатить за орган; случается, что донор и реципиент отправляются в третью страну.

Существует ли законная торговля органами? «Да, существует. Это Иран, — рассказывает Алексей Ильяшенко. — В этой стране законом предусмотрена торговля органами. Но это не базар с органами — как многие могут себе представить. Государство разрешает человеку, желающему стать донором, получать от специального благотворительного фонда деньги за то, что он стал донором. И разрешает реципиенту, если у него есть деньги, заплатить. Официальная благотворительная организация работает при специальных больницах. Это не баснословные суммы, максимум около 2000 долл. как для донора, так и для реципиента».

Черная трансплантология — как понимают в мире и в Украине

«Когда мы изучаем данные из-за рубежа, и сплетни, которые распространены в Украине, в большинстве случаев черная трансплантология у нас — это больше морально-психологическое восприятие проблемы, чем юридическое понятие (то есть непонимание физиологии человека, отсутствие инфраструктуры и коррупция создают чувство недоверия у населения к трансплантации), — делится опытом Алексей Ильяшенко. — Черными трансплантологами юристы всего мира считают тех, кто непосредственно заставляет человека, связывает руки… В Украине под этот термин подпадают нарушители порядка трансплантации. Например, в порядке есть требование, что необходимо письменное согласие донора. Если его не успели взять и начали делать операцию, то полиция может открыть уголовное производство за нарушение порядка трансплантации. Дальше пациент проснулся, согласие подписал задним числом. Производство закрывается, но врача уже объявили черным трансплантологом», — приводит пример эксперт.

Другой случай. Вся процедура трансплантации органов проведена правильно, единственное нарушение — пересадку органов сделали в нелицензированном медучреждении. Это не тяжкое преступление. Такое нарушение подпадает под ч. 1 ст. 143 УК («Нарушение установленного законом порядка трансплантации органов или тканей человека»), наказывается штрафом или условным сроком до двух лет. Когда в СМИ пишут, что была нарушена ст. 143 УК, мало кто знает, что там есть пять частей. Тяжкое преступление — это ч. 5 («Действия, предусмотренные частями второй, третьей или четвертой настоящей статьи, совершенные по предварительному сговору группой лиц, или участие в транснациональных организациях, занимающихся такой деятельностью»).

Не торговля, а легализация

Если говорить об Украине, то пересадки от живого донора у нас проводят только близким родственникам. И здесь, как рассказывают эксперты, есть психологический аспект. Донор-альтруист может быть «чистым» или принудительным. Когда у реципиента есть несколько родственников, которые ему подходят в качестве доноров, но один решает предложить себя — это чистый альтруизм. Когда альтернативы нет и есть единственный донор, то он как бы загнан в угол, ведь на него давят общество и родственники — надо спасать жизнь! Человек становится альтруистом под психологическим принуждением.

Что делать для предотвращения незаконной торговли органами?

1. Увеличение правовым способом листа ожидания (очереди пациентов, нуждающихся в трансплантации того или иного органа). Чем больше лист ожидания, тем меньше черного рынка.

2. Развитие живого донорства почек (почка живет 10–15 лет от умершего донора, 15–20 — от живого).

3. Усиление разъяснительной работы среди населения. По словам Алексея Ильяшенко, почти все, кто продал свой орган, сожалеют об этом. Ведь есть расходы на послеоперационный период, необходимые лекарства. Как правило, полученные деньги тратятся буквально за полгода-год.

4. Легализация финансовой компенсации за живое донорство. Не торговля, а именно легализация компенсации. Например, в Австралии и Сингапуре, согласно законодательству, человек, который стал донором, имеет возможность полгода не ходить на работу, зарплату ему выплачивают полностью. Так поощряется альтруистическое донорство. Для сравнения: в новом украинском законе о трансплантации предусмотрено, что донору предоставляется три календарных дня дополнительного отпуска. В США в некоторых штатах законодательство позволяет освобождать доноров от налогообложения.

5. Развитие посмертного донорства. К сожалению, здесь нам придется пройти непростой путь. Украинцы не чувствуют себя защищенными по любым вопросам — не только трансплантации органов. У нас нет доверия к государству, поэтому надеяться на высокий процент активно дающих свое согласие стать донорами органов посмертно в ближайшее время не приходится.

Проблемы трансплантологии в мире и Украине обсуждали специалисты в этой области на встрече «Трансплантация органов. Все, что вы хотели бы узнать».

racurs.ua

Добавить комментарий