Популярный офшор украинских олигархов ждут тяжелые времена

Новости

Британские Виргинские острова — место, где прячут свои состояния не только Ахметов, Коломойский и Пинчук, но и нынешний президент. С 2012 года Владимир Зеленский является акционером местной Megiritano Ventures Ltd.

На Британских Виргинских островах находятся более 400 тысяч компаний, активы которых составляют $1,5 трлн. Но вряд ли вы об этом подумаете, если прогуляетесь по Род-Тауну — столице заморской территории Великобритании. По улицам небольшого города, чье население не превышает 10 тысяч человек, разгуливают курицы и петухи. Юридические фирмы, обслуживающие тысячи офшорных компаний, располагаются в скромных зданиях. Рядом с ними — ярко окрашенные деревянные дома с дешевыми салонами красоты и магазинами одежды.

На Виргинских островах нет курьерской доставки почты. Все письма и посылки доставляются только в почтовые отделения. Поэтому 32 тысячи человек, проживающих на островах, а также компании в качестве почтовых адресов используют адреса почтовых офисов. Поэтому один такой адрес в Род-Тауне может служить адресом для тысячи компаний со всего мира.

Сотни юристов, бухгалтеров и агентов компаний работают в зданиях, разбросанных по всему острову Тортола. В таких офшорных зонах, как Люксембург, Монако или на Каймановых островах, деньги буквально сочатся из каждого угла. Но через Виргинские острова они проходят почти бесследно.

В районе Тобакко Воф (Tabacco Wharf) в Род-Тауне можно встретить множество ничем не примечательных жилых домов. В одним из них — четырехэтажном, окруженном пальмами, — находится офис международной бухгалтерской компании BDO. Райн Хелюк, высокий и бородатый бухгалтер, занимает в ней должность местного заместителя директора. Он показывает на экране компьютера базу данных, которой компания начала пользоваться в 2017 году. Это было нужно для того, чтобы удовлетворить международные требования по отслеживанию владельцев компаний. Хелюк наводит курсор на фирму Almighty Dollar, зарегистрированную в Род-Тауне в 2007 году. В базе данных указаны паспортные данные владельца.

Almighty Dollar — это ненастоящая ⁠компания. Это всего лишь пример, который мог показать Хелюк. ⁠У него нет доступа к базе данных, содержащей информацию ⁠о 600 тысячах человек, ⁠которые напрямую или косвенно контролируют компании на ⁠Виргинских ⁠островах, где зарегистрирована треть от общего числа офшоров в мире. Пользоваться базой могут только двое сотрудников BVI, чьи личности держатся в секрете.

По словам Хелюка, данные зашифрованы, поэтому базу невозможно взломать. “Если кто-нибудь попытается получить доступ из необычного места, скажем, из КНДР, то система моментально выключится”, — рассказал он. По его словам, серверы находятся в секретном месте, о котором знает только он и его коллеги: “Я могу только сказать, что они расположены в одной из стран “Большой семерки”. И это не США”.

Современную офшорную индустрию помог создать Майкл Ригельс. Адвокат, получивший образование в Оксфорде, переехал на Виргинские острова в 1970-х из родной Танзании, где были гражданские волнения.

В то время между США и Великобританией действовало соглашение об избежании двойного налогообложения, которое распространялось и на Виргинские острова. Благодаря местным налоговым льготам музыканты могли вообще не платить налоги на свои дивиденды.

Американскому правительству такая ситуация не нравилась. В 1981 году оно выпустило доклад, где говорилось, что соглашение, которое вскоре отменили, обошлось стране в сотни миллионов долларов. Тогда Пол Батлер, партнер нью-йоркской юридической фирмы Shearman & Sterling, предложил Ригельсу, занимавшему тогда на острове должность генерального прокурора, переписать местные законы и сделать заморскую территорию привлекательной для инвесторов. За основу было взято законодательство американского штата Дэлавер, где оформление фиктивных компаний для ухода от налогов стало большим бизнесом.

В 1984 году на Виргинских островах одобрили закон о международных коммерческих компаниях. Багамы и Каймановы острова приняли аналогичное законодательство позднее. “Уже через два года мы праздновали оформление сотни компаний в месяц. В то время для нас это было немыслимо”, — вспоминает Ригельс. Некоторые фирмы, по его словам, действительно пользовались налоговым убежищем, чтобы скрыть конечных владельцев активов. В 1980-х он помог купить яхту для одного из клиентов через офшор. Позднее он узнал, что американские органы нашли на таком же судне кучу наркотиков.

“Когда я читал об этом, то думал, что не должен был этого делать [помогать купить яхту]. Мы были очень наивными и считали всех наших клиентов уважаемыми бизнесменами. Мы не задавали много вопросов”, — жалеет он.

В конце 1980-х Виргинские острова стали самым популярным местом для регистрации компаний — считается, что на это также повлияло американское вторжение в Панаму в 1989 году. Из-за нестабильной обстановки только зарождающейся офшорной индустрии пришлось срочно перебираться в другое место. В 1990-х фирма Ригельса регистрировала тысячу компаний каждый месяц, большую часть которых основывали богатые китайцы.

За последние десять лет репутация офшора сильно пострадала. Он был замешан в афере Бернарда Мейдоффа, которую называют одним из самых больших финансовых преступлений в истории. Некоторые компании, зарегистрированные на островах, фигурировали в схеме по выводу $230 млн, которую раскрыл адвокат Сергей Магнитский. В 2013 году произошла утечка 2,5 миллиона документов, связанных с офшорными компаниями.

Через три года Международный консорциум журналистских расследований опубликовал “Панамские документы” копании Mossack Fonseca. Публикация сразу же вызвала во всем мире скандалы, связанные с отмыванием денег и ухода от налогов. Более половины компаний, которые были в документах, оказались зарегистрированы на Виргинских островах.

В прошлом году парламент Великобритании проголосовал за то, чтобы документооборот на ее заморских территориях был прозрачнее. Это был редкий случай, когда две партии парламента пришли к консенсусу, учитывая их противостояние из-за брексита. Важнейшая часть законодательства о прозрачности заключается в том, чтобы у каждой заморской территории было что-то похожее на то, что показывал Хелюк.

Компании, зарегистрированные здесь, не платят налоги. Целыми островами владеют миллиардеры из других стран (Ричарду Брэнсону принадлежит Некер, Ларри Пейджу — Юстатия). Богатые люди не вкладываются в местную экономику — на островах до сих пор можно заметить последствия урагана Ирма, который был в сентября 2017 года. Но местные жители говорят, что без них острова были бы еще беднее. Чтобы учредить компанию, в которой будет менее 50 тысяч акций, нужно заплатить $450. Еще $450 в год будет стоить поддержание регистрации. Финансовые услуги составляют 62% от всех государственных доходов, чей размер составляет $372 млн. Если островная территория введет публичный регистр владельцев компании, то эта сумма, скорее всего, сократится.

В этом году на Виргинских островах вступили в силу правила, по которым компании, объявляющие себя местным налоговым резидентом, обязаны открыть местный офис и нанять людей. Такие же правила действуют и в других офшорных зонах, но на островах из-за этого могут закрыться тысячи компаний, ведь Род-Таун — очень маленькой город с небольшим населением и ограниченной инфраструктурой. Некоторые местные жители опасаются, что компании могут уйти в другие офшорные зоны.

Но это мелочи по сравнению с тем, чего хочет Великобритания. Многие жители островов, у которых есть британское подданство, считают, что создание публичных регистров — это нарушение конституционных отношений с королевством. В мае в Род-Тауне прошла демонстрация, в которой участвовали более тысяч человек. В руках у них были плакаты “Нет имперскому законодательству” и “Положим конец колониальному правлению”. Тогдашний заместитель премьер-министр Кедрик Пикеринг “объявил открытую войну против Великобритании”.

С другой стороны, многие люди в Род-Тауне говорят, что в сокрытии имен владельцев офшорных компаний есть свои плюсы. Панамские документы показали, что актриса Эмма Уотсон купила через офшор на островах дом рядом с Лондоном. Она не хотела, чтобы ее поклонники знали, где она живет. Также территория считается удобным местом для создания международных совместных предприятий без дополнительного налогообложения. Инвесторы из Кремниевой долины могут комфортно себя чувствовать, инвестируя в российские технологические компании, зарегистрированные на островах, на которые распространяется английская система общего права. В России же суды по-прежнему коррумпированы.

Но прозрачность ничему этому не угрожает. Зато она угрожает попыткам скрыть личность конечных владельцев активов, что затрудняет отслеживание средств в деловых спорах, налоговых расследованиях и расследованиях об отмывании денег.

Губернатор Виргинских островов Август Джаспер считает, что заморская территория и так предоставляет властям Великобритании необходимую информацию об учредителях компаний. В течение 24 часов, по его словам, обрабатываются 90% входящих запросов.

Даже если на островах появится регистр, им смогут воспользоваться далеко не все. Финальной версии пока нет. Как она будет работать — до конца непонятно. Одна из рассматриваемых идей заключается в том, что физическое лицо будет получать уведомления, если кто-то запросит о нем информацию. Другая — сделать регистр доступным только на территории Виргинских островов. То есть, если кто-то захочет получить информацию, то ему придется лететь на архипелаг в Карибском море.

Как говорят критики регистра, если он появится, мошенники придумают более изощренные способы, чтобы спрятать свои активы. “Какую бы ловушку вы не придумали, они [преступники] все равно найдут способ обойти ее”, — считает адвокат Мартин Кенни. Но в то же время его противники уверены: бороться с нарушителями необходимо.

Источник: ukrrudprom

Добавить комментарий