Когда все начнется?

Новости

На наших глазах происходит раскол украинского правящего класса.

Когда, в конце концов, все в стране начнет меняться? Причем меняться настолько очевидно и неоспоримо, чтобы хотя бы молодежь за границу не сбегала, а другие бы сказали – ну, может, что-то и будет здесь к лучшему.

Ответ на этот вопрос не так прост, как это может показаться или как это упрощенно освещают СМИ.

Фактически в стране построена та же система, которая была при Кровавом Президенте. То есть в Украине состоялась Реставрация.

Более того, экономика и политическая система разрушены сегодня гораздо больше, чем при предыдущем правящем режиме. Кроме того, Украина потеряла часть территориального суверенитета и находится в состоянии войны, которую власть не хочет признавать. И не хочет тратить ресурсы, которые разворовываются олигархами и коррупционерами, на войну.

Ситуация за последнее время настолько зашла в тупик, что теперь уже точно и окончательно – изменения возможны только в результате революции. Никакое эволюционное или реформистское движение в дальнейшем невозможны потому что власть перешла к явному откату к более худшему, чем дореволюционный режим.

Революция – это когда меняются все. Если какая-то часть общества меняться не желает и у нее есть ресурсы (или она нашла способ, как эти ресурсы получить), то эта часть общества меняться не будет. Если, конечно, их не лишить этого ресурса и не заставить меняться.

Основные ресурсы олигархической власти сегодня это: монополизм в экономике, который из-за незаконного слияния исполнительной и законодательной власти позволяет выкачивать деньги из бюджетов в обход потребителей в пользу олигархов; нелегитимная политическая власть, которая монополизировала СМИ и обеспечила диктат фейковой повестки дня, что позволяет избегать содержательной критики власти; коррумпированная правовая система, которая позволяет власти удерживать такой порядок вещей.

Остальные причины, которые блокируют революцию в стране, – чисто субъективные.

Только не путайте, пожалуйста, революцию с Майданом как публичным проявлением протеста. Фактически в Украине началась ревизия Майдана. Его все чаще называют переворотом, которым он, собственно, не был. Хотя переворот вне Майдана был. Потому что пока революционеры праздновали победу, а некоторые делили “золотые батоны”, олигархи возвращали себе власть путем олигархического переворота.

Но в чем Путин не прав, так это в том, что к власти в Украине пришла хунта. Ведь Путин не может критиковать украинскую олигархическую власть, потому что эта критика опасна для него самого. Олигархи принципиально не могут быть хунтой, у них другое мировоззрение и другая психология. Они даже нанять хунту боятся, потому что она, прежде всего, отхунтит их самих.

Итак, первая субъективная причина торможения революции – это нежелание перемен. То есть, украинцы не любят изменений больше других народов. Потому что изменения во Фронтирной стране – это всегда большие человеческие жертвы и всевозможные разрушения.

Таким образом, продолжение олигархического рабства – это плата украинцев за относительно небольшие жертвы в этой вялой войне с олигархами и Россией на истощение.

С рабством, как с грехом. Нельзя бороться против рабства, не перестав быть рабом в сердце своем. То есть, освобождение от рабства первым делом требует внутренних изменений.

Но больше всего на свете люди не любят меняться сами. И к любым неотвратимым изменениям они пытаются приспосабливаться путем компромиссов или жертв. Но приспособления путем компромиссов – это не изменения.

Более того, даже в жертву люди пытаются принести не себя, а другого. Это же так удобно – назначить кого-то виновным и пожертвовать им. И пусть следующее поколение страдает от этих жертв в прошлом – как от вины или как от проклятия. Именно так и произошло в начале ХХ века.

Пусть меняются другие – таков ленивый императив. Если ценой изменения других поставить изменение себя, окажется, что никто меняться не хочет.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Нашей страной правит не Порошенко. А Кучма, Медведчук, Фирташ и, конечно, Путин – журналистка

Поэтому радикальных и быстрых изменений не хотят все в Украине. Но олигархическая власть не хочет даже медленных изменений. Поэтому речь идет о еще одной субъективной причине – неадекватности правящего класса, который даже перед лицом войны и распада страны не желает меняться.

Христианское “Много званных, но мало избранных”. (Мф. 22: 14) в демократии звучит очень зловеще, поскольку все переворачивается наоборот. Избранные скурвливаются, а званных игнорируют.

Именно сейчас в контексте буквального понимания избранности – избранные перестали быть избранными, но переизбираться не желают.

Более того, они даже не понимают, что избранность – это не только избранность относительно власти и богатства. Это, прежде всего, избранность ответственности. Как только для них ввели электронные декларации, они сразу же захотели такие же декларации для всех. То есть, они не понимают даже, что такое требование – позорно.

Избранность – это ответственность, которая дает преимущество власти и богатства, а не наоборот. Потому что если наоборот, то ответственности всегда будут избегать.

Планируемая схема катарсиса после революции 2013-2016 не сработала. То есть схема “выбираем во власть лучших из компетентных, а кровавая революция, война и давление люстрации даст им возможность переосмыслить себя и измениться” не сработала. Разрушение коллективных мотиваций правящего класса зашло слишком глубоко. Самостоятельно они измениться не могут.

Так что если не получается просто изменить правящий класс посредством люстрации, нужно пробовать более сложный путь.

Иначе говоря, революция не начинается, поскольку в Украине нет контрэлиты – со своей программой, со своей организацией, со своими независимыми средами коммуникации.

Как бы там ни было, но даже на Майдане были новые лица, на которые мы надеялись. Двое из них уже “спалились”. Третий, точно не революционер, но он как-то выпал из поля зрения общества, поскольку политика центральной власти раздражает общество очень сильно.

Нынешние проблемы, с которыми столкнулась Украина, не могут быть решены ни волей националистов, ни компетенцией менеджеров от бизнеса, ни навыками обычно коррумпированных чиновников-администраторов. Эти типы элит старого мира отживают свое. Иногда они раздражают своей неадекватностью, но, чаще всего, их искренне жаль.

В прошлой статье я показал, что нам по сути надо создавать не контрэлиту, а собственно элиту. В различных комментариях меня спрашивали: где она, та элита, кто ее сделает, назовите кандидатов, покажите пальцем.

Могу ответить только библейским: “глаза умного в голове его, а глупый ходит во тьме” (Еккл. 2:14).

Украинская элита уже возникает, как протоэлита – тихо, спокойно, без публичных истерик, без пиара. Ее среда – новые видео-технологии Интернет и социальные сети. Туда никого не зовут, но именно там появляется принципиально новая – интерактивная избранность.

У этой протоелиты мощная защита – пренебрежение обывателей и большинства правящего класса. Ну в самом деле, что может появиться в социальных сетях? Какие действенные ресурсы имеют эти сетевые хомячки? И пока правящий класс думает, что это все несерьезно или антиботы заблокируют этот процесс, можно спокойно работать.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Дмитрий Спивак: «Настоящие реформы будут делать уже другие»

Протоэлита, прежде всего, предстает перед мировыми вызовами: фрагментация мира, появление единого человечества, выход человечества за пределы однопланетной колонизации, появление искусственного интеллекта, прорыв виртуального мира (виртуальных денег, виртуального управления, виртуальной жизни) в мир актуальности, роботизация социальности и андроидизация людей, разрушение государств и национальных идентичностей, возникновение сложных идентичностей.

Во-вторых, протоэлита осознает неадекватность стратегирования и необходимость новых управленческих компетенций. Предварительно это можно назвать конструктивным многореальностным моделированием и цивилизационным процессированием. Все сегодняшние политики и консультанты с их стратегиями – это все уже архаичное мышление. Сингулярность не осваивается стратегиями. Многореальностный мир, в котором мы уже начинаем жить, не подвластен примитивному стратегированию.

В-третьих, протоэлита творит новые концепты конструирования мира, другую философию, ингой тип мышления, другие дискурсы и другой понятийный язык в узких кругах и не для широкого потребления, чтобы это было принципиально непонятно для старого правящего класса. Радикальная люстрация – это люстрация в пространстве некомпетентности нового мышления.

Это не означает закрытость новой элиты в традиционном понимании. Клубы новой элиты не являются закрытыми, просто они избегают традиционных сфер коммуникации и традиционной политики. Социальные сети ни для кого не закрыты – приходи, участвуй, содержательно формируй новый дискурс. Или наблюдай и не мешай.

Протоэлита не спешит, потому что она не сожалеет о нации, государстве и вообще о Старом Мире.

Чтобы начался Новый Мир, Старый Мир должен быть побежден.

И только Старому Миру выбирать, как именно он хочет перестать быть.

Олигархи, коррупционеры, империалисты, националисты, религиозные фанатики – все они разными способами пытаются затормозить приход Нового Мира. Но все они обречены на поражение как неудачники. Их не жаль.

Жаль только обывателей. Они – заложники ситуации. Ими пожертвуют массово и безжалостно в конфликте миров. А кто выживет, будет вынужден приспосабливаться.

В то же время возникающий Новый Мир не пытается уничтожить Старый Мир, потому что это ему не нужно – у него другие пространства существования и другая среда коммуникации. А вот Старый Мир по отношению к Новому настроен очень агрессивно. Но это ему не поможет – Новый Мир возникнет все равно, пусть даже на развалинах старого.

Именно сейчас, на наших глазах происходит раскол украинского правящего класса. Кто-то пытается освоить новое мышление, новые перспективы мира и новый масштаб украинской политики. Кто-то остается в прошлом.

Эта революционная нерешительность украинской общины, этот застой, в котором мы оказались, – то есть плата за время для разграничения нашего правящего класса и за возможность возникновения элиты.

Не имеет значения – верите вы в это или не верите, видите ли вы это или не видите. Это все равно произойдет. Скорее всего, если вы наблюдаете за этим процессом по телевидению, то практически ничего не видите и поэтому не можете верить.

Иногда всем нам, и мне тоже, хочется, чтобы состоялась прямая, непосредственная и наглядная битва Нового Мира со Старым Миром. Но может так случиться, что этой эпической наглядной битвы не будет.

Поэтому, может так случиться, что для многих все начнется с большим опозданием.

Просто как-то, однажды, обыватели заметят, что живут в принципиально ином мире, и совсем другие люди его обустраивают и управляют им.

И только тогда для них все начнется …

Сергей Дацюк, опубликовано в  блоге автора на сайте Украинской правды

Добавить комментарий