Ценные бумаги Украины: что происходит

Новости

Веру украинцев в банки уничтожили, теперь при полноценном запуске программы ОВГЗ внутри страны есть полная возможность увидеть, как будет уничтожена вера в государство в качестве финансового гаранта

Наше государство сейчас переживает интерес иностранных инвесторов, которые возобновили вложения в украинский государственный долг. Облигации внутреннего государственного займа (ОВГЗ) нерезиденты скупили в этом году, по разным оценкам, на сумму от 9 до 12 млрд грн, что в разы увеличило собственность иностранцев по сравнению с началом года.

НБУ поднял базовый индикатор для оценки стоимости денежных средств — учетную ставку — с начала года на 2,5%, до 17%. Так появился некий энтузиазм для размещения евро и доллара в гривну. Желание заработать больше 16% годовых и укрепление гривны стали побудительным мотивом для спекулятивного движения инвестиционных игроков. Это второй всплеск интереса за прошедший год у иностранцев к украинским долговым обязательствам. В конце лета — начале осени прошлого года нерезиденты довели свои портфели в ОВГЗ практически с нуля до 4,5 млрд грн. Последний крупный всплеск заинтересованности в покупке ОВГЗ нерезидентами наблюдался в 2010 году, но тогда он был основан на НДС-облигациях и дошел до 11 млрд грн. К концу года этот портфель, принадлежащий иностранным юрлицам, был распродан. Перечень высокодоходных инвестиций на мировом рынке всегда ограничен, а безрассудность и аппетит к риску остаются двигателем любой игры — от карточной до биржевой, — что заставляет интересоваться такими спорными бумагами, как украинские.

Спекулятивный спрос на украинский госдолг провоцирует Нацбанк, поднимая учетную ставку. Так, в конце января на аукционе ставка по госбумагам с погашением до года выросла на полпункта — до 16,5% годовых. В результате Минфин привлек почти 4 млрд грн. Уже через пару дней большинство ОВГЗ оказались на балансе у нерезидентов.

Основной популярностью среди иностранцев пользуются короткие бумаги. Во время январского размещения ОВГЗ с погашением в апреле, июле и октябре 2018 года были реализованы на вторичном рынке, хотя перепродавали и часть бумаг с погашением в 2022 году. Курс гривны также начал укрепляться с январских 29 грн/долл. до нынешних величин, что будет дополнительной прибылью для иностранных инвесторов, которые покупали гривну значительно выгоднее, чем будут продавать в апреле. Что с курсом национальной валюты случится завтра — предсказать не сможет никто. Иностранные инвесторы для покупки гривневых ОВГЗ завели в январе 90 млн долл. (примерно 2,5 млрд грн), что явилось основным фактором укрепления украинской валюты в конце января. Обычное летнее укрепление гривны тоже вдохновляет иностранцев на приобретение коротких гривневых бумаг.

Министерство финансов Украины, понимая, что денег от Международного валютного фонда ждать не приходится, активно занимает деньги на внутреннем рынке. С начала года Минфин занял 25 млрд грн и столько же в валюте — благодаря размещению как гривневых, так и валютных бумаг. Причем почти 20 млрд в гривневом эквиваленте были получены на рекордном аукционе 27 марта. Если этой весной провести еще пару таких аукционов, то количество привлеченных средств сразу превысит весь прошлогодний объем. 28 марта было погашение и выплата доходов по валютным облигациям, и почти все выплаты были рефинансированы на аукционе, о котором идет речь. Минфин не использовал золотовалютные резервы государства для текущего обслуживания долгов, а поменял существующие долговые обязательства на новые обязательства с соблюдением рыночных условий. Нацбанк с начала года сумел пополнить международные резервы более чем на 750 млн долл., продемонстрировав рост.

Рыночные условия — достаточно сложное понятие, особенно когда это касается нашей страны. Но нельзя не отметить, что уже следующий аукцион — 30 марта — отличился неудовлетворенным спросом. Нерезиденты запросили доходность в 17% и выше, отклоненную впоследствии Минфином, которого устраивало сдерживание доходности по ценным бумагам от активного роста. В итоге ставки доходности на первичных аукционах росли незначительно по сравнению с ростом учетной ставки НБУ.

Вторым положительным моментом прошедших аукционов можно считать снижение восприимчивости структуры долга к валютным рискам. Общий объем облигаций в обращении сократился на 5 млрд грн — за счет снижения долга по валютным бумагам, так как были выпущены новые облигации в пределах погашения старых долгов. В поиске высокой доходности иностранные инвесторы завели в марте некоторое количество валюты, что укрепило гривну еще на 1,5% в прошедшем месяце и более чем на 5% с начала года. В январе валютные облигации гасились на 470 млн долл., в марте — на 650 млн долл., следующие крупные погашения в конце мая и начале июня — еще на 650 млн долл. Значит, в мае-июне тоже будут размещены облигации — как гривневые, так и валютные. В июле-августе нужно гасить 570 млн долл., что будет соответствовать еще одной попытке размещения бумаг. За 2018‒2019 годы должно быть возвращено около 10 млрд долл. общих долгов. Посмотрим, как проявят себя государственные чиновники при организации возврата этих денег.

Украинское государство потихоньку втягивается в международный финансовый рынок. Реально это началось только с осени прошлого года — до этого времени наше нахождение там было лишь теоретическим. Мы фактически были отрезаны от мира денег. Средства, выделяемые Украине международными организациями, тупо проедались, вот МВФ взял и перекрыл комфортный и недорогой финансовый шланг. Мы сегодня размещаем свои бумаги под 16‒17% годовых, а МВФ давал нам заем максимум под 3% годовых. Мы получали деньги впятеро дешевле, чем вынуждены пытаться их обрести сегодня, и сейчас у руководителей украинского государства хватает наглости говорить о каких-то успехах.

Тем временем в обществе периодически звучит некая обеспокоенность повышенным интересом иностранцев к украинским долгам. Опасаются за возникновение «пузыря», который лопнет, если иностранцы заберут деньги. Припоминается бессердечный 1998 год, когда отток капитала из страны привел к двукратному удешевлению гривны. А кризисная осень 2008-го, после летнего небольшого укрепления, опустила национальную валюту с 5 до 8 грн/долл. Тогда НБУ организовал огромные вливания в национальный рынок, ощутимо истощив резервы страны. Обеспокоенность вполне понятна, тем более, что прошло как раз 10 лет. Абсолютно ясна стопроцентная гарантия государства за свои выпущенные облигации, которые «столь же надежны, как и деньги». О надежности отечественных денег мы только что говорили.

Постоянным приобретателям национальных облигаций — украинским банкам, в основном государственным — вместо погашения можно легко и директивно навязать новые долговые бумаги, а вот с нерезидентами придется разговаривать, а не командовать. Убеждать их, а не указывать, или возвращать валюту в срок — с оговоренными процентами. Хотя украинская инвестиционная жизнь изобилует пародийными инвестициями из офшоров, которые приходится считать иностранными деньгами.

Структура вложений валюты в украинские долги тоже туманна, и по этой причине ни одна международная инвестиционная компания с многомиллиардными годовыми оборотами не стремится размещать деньги своих клиентов в опасном государстве Украина. Международные инвесторы коршунами не слетаются на благостный финансовый рынок нашей страны. Однако нынешние результаты неплохо демонстрируют принципиальную возможность таких действий. Украинским властям нужно каким-то образом убедить иностранцев не выводить валюту из страны после погашения коротких облигаций. Рассказать о целесообразности вложить средства в новые высокодоходные бумаги. Если бы были видны положительные решения властей по другим экономическим вопросам, то можно было бы утверждать, что привлеченные средства поддерживают гривну и положительно влияют на инфляцию. Но для этого важна макрофинансовая стабильность и выполнение программы реформ — а этого у нас пока нет.

В инвестициях важны два критерия — доходность и риски. Если с первым показателем в украинских ОВГЗ все понятно — он необычайно высок, то второй можно обсуждать годами, так и не определившись в конце концов с результатом. Самое интересное, что свободных средств в мире много, мировая экономика находится между циклами, адсорбция денег маленькая. Хотя состояние мировых бирж спокойным не назовешь. Владельцы капиталов часто находятся не только в борьбе с финансовой стихией, но и в поисках тихих гаваней. Деньгам нужно куда-то деваться: их владельцы не всегда вкладывают капитал в проекты, приносящие добавленную стоимость. Средства часто размещаются на депозитах, вкладываются в бумаги или в долги. Обычно это облигации развитых стран.

Украина предлагает свои долги, но если внутреннего потребителя можно через телевизор убедить в правильности и справедливости отечественной жизни, то на внешнем рынке труднее. Внутри страны можно продать многое, завернув это в красивую обертку, но внешних крупных и опытных игроков яркая оболочка не устроит. Очень хочется узнать, кто же из иностранцев покупает сегодня украинские долги. Это, во-первых, интересно, во-вторых, поучительно. Похоже на то, что при покупке украинских ценных бумаг ни один иностранец не пострадал: их все скупили те же «иностранные» владельцы офшоров.

В то время как отечественные чиновники чувствуют себя относительно вольготно, классифицируя угрозу для экономики как низкую и радуясь возможности наращивать резервы, что несомненно и ярко говорит об их успешной работе, чистое привлечение средств через валютные ОВГЗ с начала текущего года остается близким к нулю. До конца года правительству нужно погасить около 1 млрд долл. валютных облигаций, а гривневые бумаги занимают малую долю в общем объеме ОВГЗ. Доля нерезидентов сегодня составляет меньше 2% всех облигаций в обращении. Общий портфель ценных бумаг в Украине — около 750 млрд грн. Другими словами, украинский финансовый рынок продолжает быть плотно закрытым для иностранцев, к тому же довольно значительная часть вложена в облигации с погашением в 2019‒2020 году, что резко снижает для чиновников из Министерства финансов ответственность в текущем году. Пусть после президентских и парламентских выборов следующего года за все отвечают другие, новоназнеченные борцы за финансовую стабильность страны.

Украинские финансисты сегодня активно рекламируют своему народу альтернативу банковским депозитам — ОВГЗ, настаивая на рентабельности и безупречности данного продукта. Веру в банки у соотечественника уничтожили, теперь при полноценном запуске программы ОВГЗ внутри страны есть полная возможность увидеть, как будет уничтожена вера в государство в качестве финансового гаранта. А вера эта однозначно сгорит, если вдруг не произойдут какие-то решительные перемены в управлении Украиной — страной, до сих пор не приспособленной для внешних инвестиций.

У нас инвестициями продолжают называть выведенные в офшоры деньги, возвращенные себе же, но из-за рубежа. Огромные риски для инвесторов вовсе не сводятся к военному конфликту на нашей территории. Израиль постоянно воюет и находится в 100-миллионном недружелюбном окружении, но остается при этом процветающей экономикой. Это о постоянстве проблем и сложностей. У азиатского тигра — Южной Кореи, постоянно находящейся в напряжении от действий отмороженного северного соседа, — 30 лет назад ВВП на человека был ниже, чем в КНДР. Это о скорости роста. И в первом, и во втором случаях страну построили обычные люди, учитывающие опыт других и совместно идущие к общей цели.

Инвестициям в Украину мешает неработающая у нас судебная система и коррупция — надоевшая, но не сломленная. Это два главных риска, преодолеть которые не может ни один иностранец, пожелавший вдруг разместить свободные деньги в рентабельный проект.

racurs.ua

Добавить комментарий